На главную страницу
О журнале План выхода Подписка Интернет-Магазин Реклама Контакты и реквизиты English На главную страницу Карта сайта Поиск по сайту Обратная связь

перейти к Содержанию номера

№ 5 сентябрь-октябрь 2005 г.
Тема номера: БЕЗОПАСНОСТЬ ERP-СИСТЕМ


КРИПТОГРАФИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ
В 20–70-Х ГОДАХ XIX ВЕКА В РОССИИ: УСПЕХИ И НЕУДАЧИ

Ю. И. Гольев, Д. А. Ларин, к. т. н., А. Е. Тришин, к. ф. м. н., Г. П. Шанкин, д. т. н., профессор


Предыдущая статьяСледующая статья

Криптографические методы защиты и нападения использовались не только в международной борьбе. Во внутренней политике они также играли важную роль. Характерными в этом отношении являются эпизоды XIX – начала XX веков, имевшие место в России. Революционеры-подпольщики XIX века также активно использовали криптографию. В статье , с которой читателю предварительно рекомендуется ознакомиться, описываются шифры, применявшиеся революционными организациями, и их использование для защиты своих секретов от правоохранительных органов Российской империи.

В ХIХ веке бурный рост революционного движения в России породил активное противоборство между революционными организациями, стремившимися защитить собственную информацию, и правоохранительными органами, защищавшими существовавшую тогда политическую систему (против революционеров работали дешифровальщики, службы перлюстрации и цензуры). Однако следует отметить, что с внутренней перепиской перлюстраторы и цензоры активно работали и ранее.

Органы государственной почтовой цензуры стали играть важную роль в России в XVIII веке. Они были созданы сразу после возникновения разветвленной сети почтовой связи и почтамтов. Именно последние и стали центрами деятельности органов цензуры.

Изучались послания всех подозрительных лиц. В связи с этим уместно напомнить высказывание сенатора И. Лопухина (конец XVIII века). Лопухин был членом масонской ложи (мартинистов), членами которой являлись известные люди, титулованные особы. Однако деятельность этих лож вызывала тревогу у правительства, переписка их часто перлюстрировалась. По этому поводу Лопухин пишет: «Открывали на почте наши письма, и всех моих писем копии, особенно к одному тогда приятелю бывшему в чужих краях, отсылались к государыне (Екатерине II – авт.). Я сим ни мало не беспокоился и знавши писал всегда так, как бы я говорил наедине в полной откровенности».

В этих письмах Лопухин рассказывал о благородных целях общества и верности ее членов государыне-императрице и России. Однако все выявленные масоны были арестованы и по суду приговорены к ссылке, а один из них (известный книгоиздатель Новиков) – к 18 годам тюремного заключения за распространение запрещенных книг. Что же касается Лопухина, то он монаршей волей был оставлен в Москве, учитывая его прежние государственные заслуги, однако полицейский присмотр за ним сохранился.

Как видим, жертвой цензуры становились весьма высокопоставленные люди. Вот еще один пример. Отец декабриста П. Пестеля – Иван Пестель – директор почты России, получил тайное поручение от императора Павла I, смысл которого заключался во вскрытии подозрительных писем, их копировании и пересылке копии императору (в том числе – писем А. Радищева).

С И. Пестелем сыграл шутку хитрый и остроумный князь Ростопчин. Он отправил письмо, в котором содержалась информация о якобы планируемом заговоре против Павла. Пестель уже торжествовал, но увидел в письме следующие строки: «Не удивляйтесь, что пишу вам по почте. Наш директор почты тоже вместе с нами». Показать – не показать? Пестель уничтожил письмо. Ростопчин только этого и ждал и сразу же проинформировал императора. Пестеля уволили со всех должностей и отправили на жительство в Москву.

Первым серьезным революционным выступлением в России стало восстание на Сенатской площади Санкт-Петербурга в декабре 1825 года. После подавления восстания декабристов многие из его участников оказались в местах заключения, где для общения между собой и с другими узниками использовали шифры. Приведем примеры.

Один из активных участников этого выступления Вильгельм Кюхельбекер был отправлен в ссылку в Сибирь. В пересыльной тюрьме его соседом оказался князь Сергей Оболенский, наказанный за разгульный образ жизни (картежник, игрок, забияка и т. д.) и не имевший никакого отношения к декабристам.

Вильгельм решил установить с ним связь путем перестукивания по тюремной азбуке. В ответ он получал удары по стене руками и ногами. Кюхельбекер сумел передать Оболенскому записку и получить ответ, начинавшийся так: «Дорогой сосед зовут меня князь Сергей Оболенский я штабс-ротмистр гусарского полка сижу черт его знает за что, будто за карты и рулетку а главнейшее что побил командира …?»

Кюхельбекер понял, что тот не в ладах с русским языком, и прекратил попытки использовать перестукивание для общения с ним.

Когда Оболенского перевели в Грузию, где в то время находился друг Кюхельбекера А. С. Грибоедов, Вильгельм сумел передать письмо для него князю. Однако при обыске письмо было обнаружено и далее установлено, что оно написано рукой Кюхельбекера. Грибоедову этот факт создал очевидные проблемы (связь с декабристами), однако он сумел доказать свою невиновность.

После декабрьских событий братья Бестужевы оказались в Петропавловской крепости. Они использовали для связи между собой «тюремную азбуку», в основе которой лежал шифр Полибия. Далее в своих воспоминаниях М. Бестужев пишет: «Когда мы достукались досыта, нам захотелось распространить наше отношение с соседями, и преимущественно с Рылеевым, который тогда сидел через одну камеру от брата. Но, к несчастью, в этой камере сидел Одоевский, молодой, пылкий человек и поэт в душе… Этот-то пыл физической деятельности и был причиной, что даже терпение брата Николая разбилось при попытках передать ему нашу азбуку. Выждав минуту тишины в его каземате, едва брат начинал стучать ему азбуку, он тотчас отвечал таким неистовым набатом, колотя руками и ногами в стену, что брат в страхе отскакивал, чтоб не обнаружить нашего намерения. Самая ничтожная безделица разбила в прах наши мечты… Одоевский не знал азбуки по порядку».

Князь А. Одоевский после окончания срока каторжных работ был переведен на Кавказ простым солдатом, где вскоре умер в экспедиции против черкесов. А перестукивание с использованием шифрования по квадрату Полибия позднее широко применялось арестованными революционерами – народниками, большевиками и др.

После событий, произошедших в декабре 1825 года, Николай I решил реформировать тайную службу с целью ее усиления. Прежняя служба, функции которой выполняли тайная канцелярия Павла I и особенная канцелярия при Министерстве юстиции, а затем (в годы правления Александра I) тайная канцелярия при Министерстве внутренних дел, по мнению императора, не отвечала потребностям времени, так как не смогла своевременно раскрыть заговор.

Чтобы предотвратить в будущем события, подобные декабрьскому восстанию, за настроениями в обществе следовало установить строжайший контроль. Николай I решил привлечь к этой работе образованных, известных в обществе людей, которые бы придали тайной службе соответствующий имидж. В результате было создано знаменитое III отделение Собственной его императорского величества канцелярии, во главе которого был поставлен генерал Бенкендорф, участник войны 1812 года.

< ... >


 

Полную версию статьи смотрите на страницах журнала «Защита информации. Инсайд»


Обращайтесь!!!
e-mail:    magazine@inside-zi.ru
тел.:        (812) 347-74-12, (921) 958-25-50


Предыдущая статья    СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА    Следующая статья

 

| Начало | О журнале | План выхода | Подписка | Интернет-магазин | Реклама | Координаты |

Copyright © 2004-2013 «Защита информации. Инсайд». Все права защищены
webmaster@inside-zi.ru

Rambler's Top100